«Белорусский рубль может оказаться выгоднее альтернатив»

– О ситуации на рынке лизинга мы разговаривали ровно год назад. Тогда отмечали и рост и запросов со стороны физических лиц, которые в момент «шторма» на валютном рынке решили потратить деньги на автомобили, и рост продаж коммерческого транспорта. Что изменилось с того момента?

– За год поменялось многое. Во-первых, доступность ресурсов стала выше, а их стоимость – ниже. Благодаря этому потребовалось увеличить сроки лизинга, что сказалось на снижении ежемесячных платежей. Комфортный уровень выплат важен для многих клиентов, несмотря на увеличение переплаты в итоге. Также стало возможным снизить ставки и авансовые платежи, что также увеличило доступность лизинга. Что касается валюты, в которой номинируется договор лизинга, то сегодня белорусский рубль может оказаться выгоднее любой из альтернатив.

Второе – изменился ассортиментный перечень автомобилей, передаваемых в лизинг. Одни марки отсутствуют от слова «совсем», другие, которых раньше в стране не было, были анонсированы и стали доступны в 2022 году. В первую очередь это китайские бренды. В недавно просмотренном видео запомнилась фраза: «Забываем термин «китайские автомобили», которым клеймили все плохое и некачественное. Сейчас мы вступили в новый этап жизни, поэтому просыпаемся и учим наименования китайских брендов, знакомимся с моделями». И это правда.

Главное, чтобы все вышедшие на рынок марки закрепились и продолжили работать. Ведь многие помнят, как было с Lifan: люди купили машины, а потом ни завода, ни запчастей, ничего. Ну и конечно, необходимо наличие всех необходимых запасных частей для технического обслуживания и исполнения гарантийных обязательств, а также возможности полноценно использовать договор Автокаско.

Соответственно, с изменением структуры предложения по брендам изменился и ассортимент автомобилей, передаваемых в лизинг. Также изменилась доступность машин. Если год назад надо было заказывать и ждать или выбирать из остатков авто, зачастую не соответствующих по комплектации ожиданиями покупателя, то сегодня некоторые модели есть в наличии. Хотя все равно процесс обновления автомобиля поменялся. Еще два года назад можно было в выходные проехать по всем салонам, выбирая авто исходя из заданных характеристик, собственных предпочтений и предлагаемых скидок. Сейчас так не работает.

Изменение всех этих параметров – стимул для финансовых институтов не застаиваться, а развиваться. Приходится придумывать новые инструменты, которые помогают продавать. Просто предложить клиенту минимальную ставку сегодня может быть недостаточно.

«В группе риска таксопарки»

– Возвращаясь к «китайцам»: их уже стали активно заказывать таксопарки?

– Таксопаркам деваться некуда. У них есть набор требований: «механика», возможность установки ГБО и, конечно, верхняя планка цены. И китайцы, в первую очередь Geely со своим Emgrand, здесь попали в цель. С другой стороны, а что еще? «Рисуешь» максимальную цену авто, при которой бизнес рентабелен, и понимаешь, что нового доступного то больше ничего и нет. Granta? А есть ли они в наличии в том количестве, которое надо таксопарку? Поэтому я предполагаю, что именно спрос со стороны парков формирует дефицит Emgrand.

– Физические и юридические лица. Как изменилось их соотношение среди тех, кто прибегает к использованию лизинга?

– Если говорить в количестве сделок, то юридических лиц стало больше, несмотря на изменения в налоговом законодательстве, снизившие количество преференций, касающихся амортизации легковых авто. На этом фоне мы еще больше ушли в работу с зарабатывающими машинами. В нашем портфеле стало меньше легковых автомобилей для личного пользования и больше тех, которые приносят деньги. Это наша стратегия. Есть компании, которые активно финансируют авто для личного пользования, и они успешны в показателях по стоимости переданных в лизинг авто.

– Количество неплатежеспособных клиентов за прошедший год увеличилось?

– Нет, основное количество проблемных лизингополучателей пришлось на ковидный период. Мы начали свою работу чуть позже и по сути получили «привитых» клиентов. Лизингополучатели, которые сталкиваются с трудностями, есть, но их количество в нашем портфеле минимально, на уровне статистической погрешности. Этот резерв планируется всегда, всегда существуют «сложные» клиенты, но их значительно меньше ожидаемого количества.

Я бы сказал, что в группе риска сегодня в первую очередь таксопарки. Они обеспечивают наличие машин и водителей, а продажи услуги совершает «Яндекс». И любой сбой или изменение тарифной политики сказывается на таксопарках. Но, если у клиента есть финансовая подушка, то он спокойно выходит из любой турбулентности.

– Есть и такие, кто из турбулентности извлекает профит.

– Конечно, и сегодня это международные перевозчики. Раньше мы с ними практически не работали, но в прошлом году поняли, что в этой сфере для нас много возможностей. В итоге доля международных перевозчиков в нашем портфеле выросла, и мы довольны этими клиентами.

Поэтому кризис дает не только возможность умереть, но и стать крепче. Это касается в том числе и нашей сферы. Некоторые лизинговые компании ушли с рынка, оставшиеся при этом смогли получить их клиентскую базу. Работать стало интереснее, потому что, как уже говорил, приходится придумывать и изобретать что-то новое. И поэтому сейчас мы делаем то, чего никогда не делали, чтобы достичь запланированных результатов.

Шины в базе объявлений Автобизнеса