Кильский институт мировой экономики проанализировал возможную реакцию экономики и рынка ЕС с помощью эконометрического моделирования.

Экономические последствия после увеличения ставки приведут к сокращению импорта из КНР на 25%. В абсолютном выражении, с учетом 500 000 автомобилей, импортированных в 2023 году, объем сократится до 125 000 электромобилей. Чтобы компенсировать сокращение, внутреннее производство ЕС должно вырасти на столько же, за минусом автомобилей, предназначенных для экспорта в Китай, которые из-за зеркальных мер останутся на европейском рынке.

«Для потребителей это, скорее всего, приведет к более высоким прейскурантам, поскольку производство в ЕС менее эффективно, чем в Китае, из-за более высоких затрат на энергию, материалы и, прежде всего, рабочую силу», – сообщил исследователь Джулиан Хинц.

Эксперт также отметил, что европейские производители вряд ли восполнят этот пробел, тогда как китайские, такие как BYD, «смогут удовлетворить местный спрос с помощью новых заводов в Европе».

Аналитики предупреждают и о других негативных последствиях. Снижение китайского импорта повлияет на европейских производителей, работающих в Китае, таких как BMW и Volkswagen. В целом экспорт ЕС в КНР может сократиться более чем на $600 млн, и это без учета ответных мер со стороны Пекина, которые Кильский институт считает само собой разумеющимися.

Отметим, что, по данным издания «Четыре колеса», вопрос по тарифам на китайские автомобили, скорее всего, не будет включен в повестку заседания Еврокомиссии, которое пройдет 6–9 июня.

Источник: quattroruote