– Я полностью признаю вину и раскаиваюсь, в очередной раз прошу прощения у родственников. Эта трагедия разделила мою жизнь на две части. В первой я был беззаботным человеком, а во второй меня беспокоит бессоница из-за мыслей о Захарове. Я прекращаю отношения с алкоголем и вряд ли сяду опять за руль.

Я хотел бы поставить памятник Сергею Захарову, но это я смогу сделать, если буду работать по специальности. Я мог бы в фонд его имени перечислять заработанные деньги. Я больше никогда не буду нарушать закон, я больше не хочу ходить в суд. Прошу проявить ко мне снисхождение.

Ранее, выступая в судебных прениях, Ефремов высказался об Эльмане Пашаеве:

– Пашаев оказывал давление на меня, он мне обещал, что будет оправдательный приговор. Просил меня отказаться от признания вины, хотя я сразу признал вину. Я хотел особый порядок, но он говорил, что меня оправдают, потому что у обвинения нет доказательств. 

Самое ужасное, что сделал Пашаев – говорил оскорбительные вещи в сторону потерпевших. Я просил этого не делать. Он давал жуткие интервью после суда. Как я понимаю, он просто не понял серьезности всего этого дела и каким-то образом убедил в этом меня. Я сидел дома, у меня не было доступа к информации. Вся информация была от Пашаева. Он говорил, что юрист и лучше знает.