В судебном заседании, состоявшемся вчера, 27 октября, была восстановлена картина той трагичной ночи, 21 мая 2014 года, и вынесен приговор виновнику ДТП Милану Домбровскому.

Владелец Fiat: "Я кричал: "Стой! Куда?" Но автомобиль скрылся из вида"

Заседание суда Первомайского района было выездным и проходило в кабинете здания РУВД Первомайского района. Кабинет маленький, место нашлось не всем, и женщины, как они потом сказали - родственницы, слушали стоя в душном помещении. То и дело они утирали слезы и доставали из сумочек таблетки. Впереди сидели отец и мама погибшего, а также две родные сестры. Все четверо были признаны потерпевшими. "Почему, почему он даже не в клетке, а сидит, как обычный человек, рядом с нами?" - вопрошала одна из сестер...

Судья первым делом установил личность подсудимого. Милан Домбровский 1986 г.р., житель поселка Колодищи, образование среднее. Отец - цыган, нигде не работает. Мать работает. Разведен. Есть дочь, ей в феврале исполнится два года, живет с матерью. Ранее неоднократно судим.

- Обвиняемый, сколько раз судимы? - поинтересовался судья.

- Не помню, 8 раз, по-моему, - ответил он.

Судья напомнил: первую судимость Домбровский получил 15 октября 2004 года и был осужден на три года, а дальше пошло-поехало. Он неоднократно привлекался к ответственности за кражи, мошенничества, был восемь раз судим, в том числе дважды - за управление авто в нетрезвом виде (ст.317-1 УК Беларуси). "Из-за того что "сел" сразу после школы, не смог нигде отучиться", - скажет он потом. И водительских "прав" у него не было, никогда не получал. Многомиллионные штрафы не платил, официально нигде не работал, перебивался мелкими заработками, деньги "тратил на себя и на ребенка". С владельцем автомобиля Fiat Scudo, который "угнал без цели хищения", знаком шапочно, по-соседски. Но в тот вечер выпивал в его компании...

 

"Мы полгода живем как в аду. Наш Пашка в 24 года окончил колледж, в армии служил, сам попросился в свое время в спецназ, хотя я и отговаривала: Пашечка, зачем тебе это надо? Заканчивал третий курс факультета заочного обучения Академии МВД, получил звание старшего лейтенанта. А этот что в свои 28 нажил? Восемь судимостей?" - плакала сидевшая рядом со мной женщина.  

От показаний в суде Домбровский отказался. Обвинитель зачитал ранее данные показания. В день 20 мая Домбровский поехал в гости к своему знакомому. В какой-то момент туда же приехал владелец автомобиля Fiat Scudo Владимир и пригласил к себе в баню, что в Колодищах, на ул. Войсковой. Поехал и Домбровский. Как говорил владелец Fiat, баню он топить не собирался, а посему сидели, выпивали, разговаривали, смотрели хоккей, "было застолье". Пили пиво и водку. Fiat Scudo стоял здесь же в паре метров, дверцы были открыты, включена музыка. 

Вскоре в компании остались владелец Fiat Владимир, девушка (его соседка) и Домбровский. Вспоминая тот вечер в суде, Владимир заметно нервничал и сам себе противоречил. После долгого сидения за столом он вдруг то пошел в сторону леса, то сварить кофе, а девушка-свидетель вообще утверждала, что Владимир никуда не отлучался. Но факт остается фактом: в какой-то момент Домбровский обошел автомобиль ("Что он делал, было не видно, темно, да и руль с другой стороны от нас", - отметила свидетель), сел в него, "тихонько завел" (при слове "тихонько" зал немного зароптал) и поехал. Владелец авто опомнился только тогда, когда автомобиль в метрах десяти входил в поворот. Он побежал за ним, крича: "Стой! Куда?", но Fiat скрылся из вида. Вскоре мужчина позвонил своему сыну, они поехали по Колодищам искать автомобиль. Проездив безуспешно час, приехали назад, думая, что, возможно, Домбровский одумался, "мало ли, покатался и вернулся". Когда увидели, что на месте никого нет, заявили об угоне автомобиля 1996 г.в. в Боровлянский отдел милиции. Девушка же, прождав минут 20, ушла домой. Утром, часа в четыре, к ней тоже приехала милиция...

Как подсудимому удалось завести машину - загадка. "Я не помню. Вроде ключи были в замке зажигания", - говорил Домбровский. Владелец авто же всячески пытался дистанцироваться от подсудимого, отмечая, что ключей в замке зажигания не оставлял, вообще не знал о криминальном прошлом соседа, в том числе и о том, что тот ранее задерживался пьяным за рулем. Свидетель заметила, что Владимир не давал ключи от Fiat Домбровскому. На предположение, что, возможно, Домбровский поехал "за добавкой" с ведома владельца авто, ответила категоричным нет. "Да, у нас все закончилось, нам уже и не нужно было, мы просто разговаривали и собирались расходиться", - сказала она. 

Виновник ДТП - напарнику Груздева: "Давай я побегу, а ты застрели меня!"

Инспектор ДПС ОГАИ Первомайского района, напарник Павла Груздева, также рассказал о произошедшем в ту ночь. По его словам, на смену они заступили в 22.00. Длиться она должна была до 7.00. Работали на служебном Opel в микрорайоне Уручье. На 9-м километре также работал экипаж ГАИ, который задержал пьяного водителя и повез на медосвидетельствование. Экипаж с Уручья направился его подменить. "Пойду поработаю", - сказал Павел, когда они прибыли на место, и пошел останавливать автомобили. Первым оказался грузовой микроавтобус Iveco. К слову, водитель Iveco, молодой человек, также выступал в качестве свидетеля на судебном заседании. Он житель города Турова, работает комбайнером, в ту ночь вез на рынок "Ждановичи" сельхозпродукцию. Но так как Минск знает не очень хорошо, въехав в город, приостановился, чтобы разобраться в карте. Двигавшийся на малой скорости автомобиль привлек внимание инспектора Павла Груздева, а водитель и сам был рад спросить дорогу. Инспектор объяснил дорогу, проверил груз и документы у водителя, и тот медленно, глядя в документы (все ли забрал?), пошел к своему авто, краем глаза увидев, что инспектор остановил еще один автомобиль. Это была ГАЗель, в салоне которой был установлен видеорегистратор, скриншоты с видео потом распространил Следственный комитет. Вдруг водитель Iveco почувствовал, как его куртку что-то слегка зацепило, услышал хлопок, полетели обломки пластика, как минимум разбилась фара. Мимо двигался Fiat Scudo. Он "прогладил" куртку водителя зеркалом. Fiat сбил инспектора, того отбросило на Iveco, своим телом он вмял двери и стойку. По словам водителя Iveco, именно он вызвал "скорую". А свой автомобиль он остановил так, что инспектор не выходил на полосу движения, - Fiat мчался правыми колесами фактически по линии разметки. Видео момента ДТП также было продемонстрировано в суде. Можно только представить, что пережили родители, увидевшие последние моменты жизни своего сына и его трагическую гибель...

Экспертиза установила, что скорость автомобиля в момент ДТП была 87 км/ч (превышение на 8 км/ч). Когда была озвучена цифра, в зале судебного заседания слегка загудели: перечень травм, которые получил инспектор, зачитывался несколько минут - неужели таковые можно получить при скорости 87 км/ч? Также эксперты пришли к выводу, что виновник ДТП имел возможность его предотвратить и затормозить: инспекторы работали в освещенном месте, сами были обозначены светоотражателями (водитель Iveco рассказал, что увидел их метров за 300-400), дорожное покрытие сухое, интенсивность движения слабая, автомобиль, включая тормозную систему, был технически исправен... Женщины, сидевшие в зале суда рядом со мной, были уверены: наезд на инспектора был совершен умышленно. "Как можно было его сбить и не зацепить стоявшую машину? Так мог проехать только каскадер!" - говорили они.

Напарник Павла Груздева рассказал, что после того, как Павел остановил ГАЗель, "услышал шум шин, судя по всему, автомобиль приближался на большой скорости. Услышал глухой звук, подумал, что просто произошло мелкое ДТП. Fiat помчался мимо". Инспектор запрыгнул в автомобиль и начал преследование. На скорости 120 км/ч не мог настигнуть нарушителя, это удалось сделать только на скорости 150. Водитель Fiat хаотично двигался, выезжая на встречную полосу.

"Остановился он только тогда, когда я встал наперерез у дома №191 на проспекте Независимости. Водитель сам вышел из машины, схватил меня за воротник кителя и спросил: "Что я нарушил? Почему остановили?", - рассказывал в суде инспектор. - Обычно, если останавливаем пьяного, то он не может выйти из-за руля, а этот вел себя агрессивно. И если бы не проезжавший в то время случайно рядом автозак ОМОНа, мне, вероятно, пришлось бы применить силу или оружие. Задержали водителя сотрудники ОМОНа. Он отказался садиться в машину, упирался ногами и руками, поэтому его пришлось везти на место ДТП в багажнике. Там он и находился, пока не приехал второй экипаж ГАИ. На водителя Fiat одели наручники. Он не осознавал, что делает, даже фамилию не мог назвать, а когда начал понимать, говорил: "Давай я побегу, а ты застрели меня". Под утро приехали сотрудники дежурной части ГАИ Минской области и сказали, что Fiat угнан". 

Сначала подсудимый в своих раннее данных показаниях заявлял, что хотел утром продать машину по запчастям в Малиновке, но затем отказался от своих слов. Поэтому хищение авто было переквалифицировано на угон.

По информации защиты, у водителя Fiat были сломаны ребра, какое-то время он находился в реанимации, однако инспектор ДПС опроверг версию о физическом насилии. И сам водитель показал в объяснении: "В Интернете появилась информация, что я в реанимации. Это не так. Чувствую себя хорошо".

Сестра погибшего: "Вместе с Пашей умерла моя душа"

Семья у Павла Груздева простая. Родители живут в д. Полонечка Барановичского района Брестской области. Мама - доярка. Отец ездит работать вахтовым методом в Москву, занят в гостиничном хозяйстве. Есть две сестры. Одна живет в Барановичах, другая в Минске вместе с мужем и маленьким сыном, которого, к слову, она назвала в честь брата, снимают квартиру. По ее словам, Паша не раз оставался с малышом, помогал, в том числе деньгами: "Я же в декрете". Видно, что семья дружная. "Для нас было счастьем собираться каждые выходные в родительском доме, чтобы обнять друг друга, спросить, как дела, помочь родителям по хозяйству", - говорили сестры. Вот и в выходные, 19 мая, накануне гибели Павел был у родителей дома. Во многом именно он был опорой и главным помощником в семье, так как отец часто ездит в Москву. "Он всего добивался сам. Во всем помогал. Дом сами с ним строили. Мы не знаем, как жить дальше. Я стал хронически больным человеком. Смысла без сына нет", - сквозь скупые мужские слезы тихим голосом говорит отец.

"Минут за 40 до гибели мы созванивались с Пашей, - рассказывает отец. - Он пожелал мне спокойной ночи, а я ему - спокойного дежурства. Потом написал сообщение на "Одноклассники", но не получил ответа. Когда после гибели Паши посмотрел звонки на телефоне у него, выяснилось, что я был последним, кто разговаривал с ним". Трагичную весть Груздеву-старшему принес начальник районной ГАИ. "Я до последнего не верил", - сказал мужчина. "Павел был внимательным. Каждый день звонил, спрашивал, как здоровье. Таких детей, наверное, больше нет на свете", - мать погибшего не могла долго говорить - душили слезы. "Моя душа умерла вместе с Пашей", - сказала одна из сестер. Ей до сих пор оказывают помощь психолог и невропатолог, а мать недавно попала в больницу с большим давлением: "И до этого прыгало, но не 200 было. Очень тяжело". "Брат хотел защищать порядок и спокойствие на дорогах. Он говорил, что справедливость должна быть. И в спецназ раньше пошел служить, чтобы не страдали другие люди, как страдаем мы сейчас", - сказала сестра.

У Павла была девушка Тамара. По ее словам, они встречались около полугода. В Минске у Павла было общежитие, но порой он оставался или у нее, или у сестры. В тот вечер он уехал на работу от Тамары...

Фото odnoklassniki.ru

На вопрос судьи, какую сумму морального вреда потерпевшие заявят в суде, отец отметил: "Самую минимальную. 400 миллионов рублей. Никакая сумма не поднимет моего сына. Я бы и сам заплатил в десять раз больше, чтобы вернуть его". Такой же размер моральной компенсации запросили и трое остальных потерпевших, мать и сестры. Они просили также взыскать часть суммы с владельца Fiat. "Он тоже виновен, так как не предотвратил трагедию. Он - владелец источника повышенной опасности. Если бы закрыл машину на ключ, ничего бы не было. Да и неизвестно еще, как ключи оказались в руках Домбровского, может, хозяин машины дал их ему сам, чтобы тот съездил за "добавкой", - кто его знает", - говорили потерпевшие. Впрочем, им объяснили, что владелец Fiat по делу проходит как потерпевший - вред причинен его автомобилю, а не обвиняемый и что требовать наказания и компенсации они могут в рамках отдельного гражданского процесса.

На вопрос, как судить виновника гибели их сына, Андрей Груздев заметил: "По всей строгости закона. Я понимаю, если бы такое ДТП совершил тот, у кого отказало за рулем сердце или тормоза. А этот садится пьяным за руль систематически. Прощения нет и не будет никогда. Счастье, что на его пути оказался Павел, что он не въехал в город и не врезался в толпу людей".

Действия подсудимого были квалифицированы по четырем статьям Уголовного кодекса: ч.4 ст.317 УК "Нарушение Правил дорожного движения в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека", ч.1 ст.214 УК "Угон транспортного средства", ч.2 ст.317-1 УК "Управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения", ст.417 УК "Уклонение от исполнения приговора суда". По совокупности статей Милан Домбровский получил 7 лет лишения свободы в колонии строгого режима, 5 лет лишения права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортом. Суд присудил также возместить моральный вред: по 100 миллионов рублей родителям погибшего, по 50 миллионов - двум сестрам. Также ему предстоит компенсировать судебные издержки потерпевших и свои в общем размере 5 млн 800 тысяч рублей. Фигурант процесса будет направлен на принудительное лечение от алкоголизма - как было установлено, Домбровский употребляет спиртное с подросткового возраста и страдает синдромом зависимости от алкоголя. Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован в течение 10 дней.

Марина АЖГИРЕЙ
ABW.BY
Фото автора, ГУВД Мингорисполкома, Следственного комитета

 

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Подписывайтесь на ABW и читайте новости раньше всех!