Александра Карасевич, пытающаяся в настоящее время оспорить решение ГАИ, тоже не могла долго поверить в реальность происходящего.

- 5 января 2015 года в 8.40 я выехала на работу, - начинает свой рассказ Александра. - В 10.30 мне позвонил сотрудник ГАИ и попросил предоставить автомобиль для осмотра, так как данный автомобиль якобы принимал участие в ДТП. Хотелось бы отметить, что ни в каком ДТП я участия не принимала. При осмотре на автомобиле были найдены незначительные царапины на заднем бампере справа, после чего на меня были составлены протоколы об административном правонарушении, а также изъято водительское удостоверение и талон. 

Опрос потерпевшего установил, что, когда он вышел из дома и заметил повреждения на своей машине Citroёn Xsara, к нему подошел незнакомый молодой человек и сказал, что повредил его машину автомобиль Peugeot 406 при движении задним ходом, за рулем сидела девушка. После этого свидетель ДТП скрылся, не оставив своих контактных данных. 

- С фактами, изложенными в протоколе, я не согласна, что было указано мною в том же протоколе, - отмечает Александра. - Задним ходом я двигалась очень аккуратно на малой скорости, внимательно оценивая расстояние до машин. Не почувствовать удара при столкновении я не могла. Особенно учитывая характер повреждений на автомобиле Citroёn Xsara. Также следует обратить внимание на тот факт, что машина потерпевшего была припаркована перед моей машиной, а следовательно, я никак не могла зацепить ее задней частью автомобиля.

- 15 января 2015 года состоялся первый разбор у начальника ГАИ, - продолжает девушка. - Дело было отправлено на дорасследование. 28 января 2015 года состоялся второй разбор, на котором мне предъявили фотографии моей машины, сделанные на стоянке возле моей работы, хочу отметить - без моего присутствия. На фото явно видны какие-то царапины, которых раньше видно не было по причине того, что бампер сзади был грязный. Машина не была в мойке около месяца, на ней не было ни одного места, где была хотя бы стерта грязь, что вполне логично, если бы я действительно задела машину. Однако начальник ГАИ сказал, что этого достаточно, чтобы привлечь меня к ответственности. 

Понимая, что ее хотят обвинить в том, чего она не совершала, Александра подала ходатайство о проведении трасологической и химической экспертиз.

- Результатов химической экспертизы мы так и не дождались, а вот трасология пришла 3 марта 2015 года, - продолжает Александра. - Из результатов экспертизы следует, что царапины на автомобиле Citroёn Xsara не могли быть оставлены в результате контакта с моей машиной. 

- Более того, на царапинах на автомобиле потерпевшего имеется наслоение лакокрасочного покрытия темно-красного цвета, в то время как цвет моей машины серо-голубой, - возмущается Александра. 

Исходя из высоты расположения вмятин на автомобиле Citroёn, эксперт дал заключение, что вмятины могли быть нанесены молдингом заднего бампера автомобиля Peugeot 406. Однако поскольку на повреждении отсутствует лакокрасочное покрытие, то невозможно точно определить, какой частью бампера данное повреждение было образовано, а также под каким углом находились транспортные средства. 

- Я не считаю, что данное заключение экспертизы можно толковать против меня, - резюмирует Александра. - Также у меня имеется фотография от 21 декабря 2014 года, где видно, что на моем Peugeot 406 уже тогда присутствовали эти царапины на заднем бампере справа. Это же повреждение было на автомобиле и на момент его покупки.

Еще одним поворотным моментом в деле становятся показания очевидца ДТП. Того самого, который, по словам потерпевшего, "сообщил о ДТП и ушел, не оставив своего личного номера телефона". В своих показаниях очевидец сообщает, что видел, как Александра, находясь за рулем автомобиля Peugeot 406 и двигаясь задним ходом, передним бампером зацепила стоящий впереди автомобиль Citroёn Xsara. Также он утверждает, что оставил свои контактные данные владельцу поврежденного автомобиля, что расходится с показаниями последнего. 

Александра отмечает, что в социальной сети с ней связалась девушка, которая тоже видела это ДТП. Девушка сообщила, что автомобиль, участвовавший в ДТП, был более темного цвета, чем автомобиль Александры. Очевидец также составила схему ДТП.

Однако начальник ГАИ не посчитал необходимым опрашивать второго очевидца. Он отклонил ходатайство о привлечении свидетеля со стороны Александры. В качестве обоснования начальник ГАИ сообщил, что считает соответствующие действия Александры недобросовестной защитой от административного преследования.

- Несмотря на все нестыковки и несоответствия, 4 марта 2015 года было вынесено постановление, которым я была признана виновной в совершении ДТП, - сообщает Александра. - Хочу также обратить внимание на еще один момент: 2 марта 2015 года совершенно случайно из социальной сети я узнала, что потерпевшему уже была выплачена страховка, хотя постановление не было вынесено и уж тем более в силу не вступало. В страховой компании подтвердили факт выплаты денежных средств, даже успели выставить регресс. 

В страховой Александре сообщили, что основанием для выплаты стала справка из ГАИ, в которой она признана виновной в совершении данного ДТП. Справка поступила в страховую компанию 06.02.2015 (правда, на штампе значится дата 02.06.2015). 

Чтобы окончательно во всем разобраться, Александре пришлось обратиться в страховую компанию потерпевшего.

- Женщина там оказалась адекватной и тоже удивилась, как по таким результатам экспертизы можно было вынести такое решение, - вспоминает Александра. - Она позвонила в ГАИ, где ей на вопрос, откуда взялась справка за месяц до вынесения постановления, ответили: "Опечатка". После этого я пошла в ГАИ и поинтересовалась, почему нас не вызывали на осмотр машины. Мне ответили: "Вызывали, но вы не пришли". Показали телеграмму, которую высылали нам. Но в адресе значился наш дом, но не наша квартира: вместо квартиры 193 там была квартира 184. Показали справку о ДТП из ГАИ, где именно такая квартира и была написана. Интересно, что все письма из ГАИ весь январь и февраль приходили правильно, на квартиру 193, в протоколе также написано все верно. 

Очевидно, описанная ситуация оставляет некоторые вопросы:

1. Исходя из постановления начальника ГАИ ДТП произошло в 8.40. Также установлено, что потерпевший вышел из дома в 8.30 (не "около", не "ориентировочно", а точно в 8.30). Получается, потерпевший сам видел, как Карасевич А.А. совершает наезд на его автомобиль?

2. Почему ходатайство о привлечении очевидца ДТП со стороны Карасевич А.А. было отклонено? 

3. До конца так и не ясно, какой же частью автомобиль Peugeot 406 нанес повреждения автомобилю Citroёn Xsara. Очевидец уверяет, что передней частью; результат экспертизы устанавливает, что удар мог быть нанесен только задней частью; Карасевич утверждает, что двигалась задним ходом, но автомобиль потерпевшего находился впереди ее автомобиля.

4. Как удалось отыскать первоначального очевидца ДТП, ведь, по словам потерпевшего, тот не оставил ему своих контактных данных и не был знаком с потерпевшим? 

В ГАИ на возникшие вопросы ответы получить пока не удалось, хотя ожидание составило почти две недели. Начальник МО ГАИ по г. Новополоцку и Полоцкому району обещал, что с нами свяжутся его подчиненные после того, как "освежат в памяти" обстоятельства того дела. Мало того что с нами никто не связался, так почти за две недели нам не удалось пообщаться и с самим начальником. Однако хочется заверить, что мы заинтересованы в объективном рассмотрении дела и по-прежнему будем пытаться получить официальный комментарий ГАИ. 

Сейчас Александра Карасевич подала жалобу в суд. За дальнейшим развитием этой истории следите на abw.by. 

Роман САВИНИЧ
ABW.BY
Фото предоставлены Александрой КАРАСЕВИЧ

 

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Подписывайтесь на ABW и читайте новости раньше всех!