Те, кто пропустил Vintage Day, могут почитать наш репортаж. Часть довольно длинного разговора с Русланом вошла в снятый нами видеоролик. Ну а сегодня публикуем полное интервью.

«У каждого свое видение прекрасного»

– Цех завода имени Кирова определенно привносит особый антураж. Но первые два года Vintage Day проводился в «Песочнице». Как ты вышел на это помещение?

– Вообще говоря, идея этого фестиваля родилась в 2019 году, когда я был в Питере на крупном ретрофесте Original Meet. Он проходил в легендарном месте под названием Севкабель Порт. Финский залив, а рядом большое промышленное здание, правда, меньше нашего завода имени Кирова раза в три. Часть машин размещалась на улице, часть внутри. Но главное – сумасшедшая ламповая атмосфера, открытая тусовка: стояли тачки, ездили скейтеры, была уличная еда, классная музыка. И безумно захотелось сделать что-то подобное в Минске. Но, как всегда, упираемся в то, что нет площадки, нет спонсоров, партнеров и т.д. Два года пробовали междусобойчик в «Песочнице», но хотелось чего-то большего.

И совершенно случайно в мой день рождения мне скинули пару фотографий с информацией о том, что сдается цех в центре Минска. Я поехал его смотреть – это было в мае прошлого года – и, конечно, упал в обморок. Здесь валялось огромное количества мусора. Мы два года чистим и моем это помещение. Ремавтодор Ленинского района нам помогает техникой, за деньги, конечно же. Ездят МАЗы, тракторы со щетками, всё убирают. Четыре фуры мусора мы вывезли в прошлом году, четыре в этом. До чистоты этого помещения еще далеко и, конечно же, оно никогда не будет чистым. Это индустриальное здание, бывший завод – добиться здесь чистоты не получится.

– Получится, если новый пол залить.

– Ну нет, потеряется весь кайф этого места. Можно провести Vintage Day в Футбольном манеже, но все же понимают, что вылизанные полы и стены, стерильная чистота – это немножко не то, что лично у меня ассоциируется с винтажем, старыми машинами и атмосферой.

– В прошлом году ты говорил, что с организацией возникало много трудностей. В этом году было проще?

– В прошлом году нам дали разрешение за 9 дней до мероприятия. И за эти 9 дней мы привели помещение в порядок, смонтировали освещение. И тогда, и сейчас здесь висит 9 километров гирлянд. Плюс сцена, звук, свет…

В этом году было не проще, но уже имелся опыт по многим моментам: уборка помещения, заказ туалетов – всё это делали заблаговременно. Но разрешение мы вновь получили достаточно поздно, у нас снова нет спонсоров и партнеров, афиша опять чистая. Поэтому, с одной стороны, было так же сложно, с другой – легче чисто на опыте, потому что мы знаем вместимость площадки, понимаем, где какие машины располагать, сколько их можно принять.

– В чем «фишка» фестиваля, его миссия?

– Главная идея Vintage Day – равенство всех участников. Ты уже видел, что здесь есть как Bentley и Rolls-Royce, так и «запорожцы» и прочие. И для меня наиважнейшей остается история, что у нас нет номинаций, все равны. И не важно, на чем ты приехал, – участвуешь на одинаковых условиях. Плюс это площадка для самовыражения. Мы практически никому не отказываем, кроме тех, кто поздно подал заявку. В этом году к нам прилетело больше 700 заявок, а цех по моим скромным подсчетам вмещает 300+ автомобилей.

Мне важно и нужно показать молодым ребятам, у которых горят глаза, что есть место, где они могут продемонстрировать результаты своего творчества. И им не скажут, что у них диски не того цвета или еще что-то такое. Автокультура абсолютно многогранна. Есть как стоковые автомобили, которые я безумно люблю и уважаю, так и кастом – проекты, тоже имеющие право на жизнь. У каждого свое видение прекрасного. Но откровенный страх я, конечно, не пропускал и не пропускаю, потому что у всего есть границы.

Все удивляются, где мы берем эти машины. На самом деле в Беларуси огромное количество крутых проектов, просто не было площадок, на которых люди хотели бы их показать. Многие участники говорят, что у них не возникало желания выезжать на другие мероприятия. А на Vintage Day все хотят, потому что понимают, какая здесь атмосфера.

У нас полная свобода, никто никому ничего не навязывает, есть сцена, куда каждый может выехать со своей машиной и презентовать ее зрителям – своего рода минута славы. Это, я считаю, тоже важный момент, потому что кто-то активен в соцсетях, хочет рассказать об автомобиле, но у него нет такой возможности. У нас она есть. Я знаю, что некоторые участники зарядились мотивацией и делали машины специально к фестивалю. Это всё безумно мотивирует, когда у нас как у организаторов опускаются руки от бессилия и усталости.

Vintage Day не только про машины. Здесь каждый старается подходить к презентации своего автомобиля творчески: ребята выкладывают рядом какие-то старые вещи, делают фотозоны, поэтому каждый посетитель находит для себя что-то интересное, даже если он далек от темы в принципе. Этот фестиваль ждут многие люди, никак не интересующиеся автомобилями, потому что здесь та атмосфера, которую не получить больше нигде. Я это говорю безо всякого преувеличения, потому что был на большом количестве фестов и многое видел.

«Это был удар в сердце»

– А откуда у тебя вообще любовь к ретроавтомобилям?

– Это из детства. Так вышло, что мой отец работал в министерском гараже. Я родился 1 мая, меня забирали из первого роддома на «Чайке» в первомайские демонстрации – какая-то такая была история.

– В общем, с пеленок впитал...

– Можно сказать и так, потому что первым автомобилем, на котором я проехал, была 24-я «Волга». Потом «Москвич-2140», два «Москвич-2141». Отец упорно не любил иномарки, ездил на советских машинах. В 1994-м или 1995 году он исполнил свою детскую мечту – поменял почти новый 2141 на «Волгу» ГАЗ-21 третьей серии. Мы тогда жили на улице Седых и по воскресеньям ездили на Комаровку. И в первую поездку на этой «Волге» не доехали туда – она просто разваливалась. Папа закрыл ее где-то на год в гараже и привел в состояние новой. Мы на ней ездили почти десять лет, я учился на этой машине водить и тоже считал ее классной. Хотя мои одноклассники ездили на родительских Scorpio или Granada.

Всю жизнь я увлекался американской автомобильной культурой, собирал журналы, вырезки. Автобизнеса у меня, наверное, были все номера, но при переездах что-то потерялось.

В 1998 году впервые увидел Шумского на Боровой. Его шестиметровый Lincoln Town Car, конечно, поразил. Это был удар в самое сердце, и я понял, что с этим будет связана вся жизнь.

Сейчас я плотно увлекся автомобилями 1940-х годов, они еще шестивольтовые. На их фоне машины из 70-х уже выглядят современными. И хочется окунуться в еще более старую атмосферу, 1920-1930-е годы, попробовать механические тормоза и всё вот это. Естественно, американское.

«Надо относиться к этому философски»

– Насколько сложно и дорого привезти из Штатов или Европы ретроавтомобили и их потом обслуживать?

– Сегодня, в век интернета и доступа к технологиям, купить и привезти не проблема. Конечно, последние годы из-за санкций стало сложнее, особенно с запчастями. Что с ними будет дальше – непонятно вообще, потому что есть такие детали, которые едут к нам уже год, хотя раньше приходили за две-три недели. С этим есть вопросы. А раньше, если у тебя были деньги, никаких сложностей ни с покупкой, ни с запчастями, ни с обслуживанием не было. У нас есть своя мастерская, специализирующаяся на старых машинах, которыми не занимается больше никто. Начинали мы без опыта, набирались его на своих автомобилях. В общем, купить можно всё, нюансы только с оплатой и доставкой.

– Многих интересует вопрос растаможки такой техники: насколько это дорого?

– Дорого. К сожалению, у нас в законодательстве нет разграничений на ретро и не ретро. Есть автомобили старше пяти лет, и дальше всё зависит от объема двигателя. Если машина из Америки, там большой мотор и соответствующие платежи. Порой растаможка обходится дороже, причем в разы, чем стоимость автомобиля. Если это какая-то малолитражка из Европы, то таможенные платежи небольшие.

– Допустим, я или кто-то другой всю жизнь мечтал купить ретроавтомобиль и наконец-то пришел к этому. Что посоветуешь делать?

– Посоветую не ввязываться в «долгострой» и не покупать дешевую машину. Дальше посоветую обратиться к профессионалам, которые знают и эксплуатируют такие автомобили. Именно к тем, кто ездит на них, а не к людям, у которых машины пылятся годами в гаражах. И важно не питать надежд, что это неломающиеся автомобили. Надо понимать, что у вас могут возникнуть проблемы в дороге, могут случиться какие-то истории, и относиться к этому философски. Самое главное – найти человека, у которого плюс-минус похожая машина, проехать на ней и понять, ваше это или не ваше.

Ведь есть люди, которые, насмотревшись красивых картинок, думают, что это всё просто, что «сел-поехал», что нет никакой специфики и прочего. Потом они сталкиваются с некачественным ремонтом, привозят ретротехнику на обычные СТО, где никогда не видели таких машин. Например, надо отрегулировать барабанные тормоза. Таксопарков не существует, найти деда, который отрегулирует тебе четыре барабана, практически невозможно. Люди, которые этим занимаются, есть, но у них очереди. Ты не приедешь и не будешь обслужен в тот же день, потому что там висит какая-то другая машина. Обычно бывает так: ты приезжаешь сделать свет, а попутно перебрали подвеску, «шприцанули», что-то еще сделали – и набежало работ на месяц. А казалось бы, приехал по мелочи.

Обслуживание тоже специфическое: проехал по разбитой дороге – заехал прошприцевал подвеску, масло надо менять каждые три-четыре тысячи километров, так что нюансы есть. Но мы популяризируем всё это движение, показываем, что со старыми машинами можно и нужно жить. Так что смело приходите, обращайтесь, общайтесь, посещайте наши встречи – и всё будет классно.

Машины под заказ в базе объявлений Автобизнеса

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Подписывайтесь на ABW и читайте новости раньше всех!